Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: жизнь (список заголовков)
23:07 

Мутная вода

Глоток. Ещё. Ещё один. Мутная вода. Трудно дышать. В лёгких заканчивается воздух, но я ещё вижу, как солнце лениво ползёт за высокие остроконечные скалы, укутываясь в тёплые и мягкие облака, которые, в свою очередь, бегут вперёд, не замечая преград на своём пути. Нужно бороться с этим, но сил не осталось ни на что. Остаётся лишь безропотно смотреть на алеющее небо, взгромоздившееся надо мной. На плакучие ивы, что склонились над живительной влагой, как бы прощаясь со мной... нет, они не прощались. Они принимали меня в свою семью. Ведь скоро я тоже стану этой мутной водой, которая будет питать ненасытные деревья, а они будут радовать глаз проходящего мимо человека своей очаровывающей красотой.

Ещё есть время, чтобы в последний раз устремить свой взгляд в ту сторону, где некогда виднелись разноцветные и, местами, покосившиеся крыши домов. Среди них я могла отличить и свой. Со старой, тихо скрипящей калиткой, которую мать никогда не закрывала, уходя на работу. С поседевшим цепным псом, который злобно лаял и, лишь при виде меня, радостно вилял хвостом, и медленно продвигался к руке, которая желала его приласкать. Ему хватало даже нескольких мгновений, чтобы благодарно взглянуть в мои глаза и тихо заскулить, вновь опускаясь на сгнивший пол своей конуры. Его рёбра медленно вздымались, а нос постоянно дрожал, принюхиваясь к вечерним запахам, что принёс нам разбойник-ветер из молчащего леса.
В доме всегда было тихо, когда я переступала порог. Половицы жалобно скрипели под моими ногами, посуда позвякивала, а где-то в уголке отчаянно бился мотылёк, вырываясь из цепких лапок паука. На этом его никчёмная жизнь обрывалась, вновь погружая мой дом в молчание.
И лишь поздно ночью, когда соседи привычно тушили свет, мои руки непроизвольно тянулись к стоящей у двери гитаре, пальцы поглаживали дрожащие от нетерпения струны, а сердце трепетало, вслушиваясь в мелодичные звуки, выскальзывающие на волю и растворяясь в стрекоте сверчков, спрятавшихся в высокой траве за окном.
С музыкой время летело незаметно. Оно старалось не трогать меня, пропуская все минуты и часы, что я проводила в одиночестве.
Когда же на улице дребезжал рассвет, раздавались крики соседских петухов, уставшая за ночь гитара возвращалась на место, а я выходила во двор, вдыхая бодрящий уличный воздух.

Глоток. Ещё. Ещё один. Мутная вода. Она тянет меня на дно.

Калитка уже не скрипит. Она заперта, и больше никто и никогда не откроет её. Деревянная будка развалилась, оставив под грудой пыли и гнилых досок бездыханное тело брехливого пса, который преданно дожидался меня, прикованный к месту железной ржавой цепью.
В доме поселилась осень и вечная тоска. В комнатах гуляет леденящий ветер, завывая и забивая в угол очередного мотылька, где он запутывается в сетях охотника. На подоконниках покоятся позабытые всеми книги.
По ночам уже не раздаются привычные звуки гитары. Она пылится в углу.
Дом навеки погрузился в сон.

Глоток. Ещё. Ещё один. Мутная вода. Я навеки погружаюсь...в никуда.

@темы: вода, фик, смерть, жизнь

23:06 

Вечный пленник

Тёмные обои наводят тоску. При одном только виде хочется развернуться и броситься назад, в более светлый и приветливый коридор, где гости мило улыбаются друг другу, а стол буквально ломится от разнообразных блюд. Но Эскейп почему-то тянет именно сюда. Несмотря на неприятный холодок, исходящий от стен и леденящий душу, она упрямо пересекает порог и застывает на месте, словно мраморная фигура, охваченная непонятно откуда взявшимся страхом. Как только Эскейп наступает на мягкий с виду ковёр, он пронзает ступни через тонкую подошву обуви острыми иглами. Девушка скована болью и не в силах пошевелиться. Вязкая кровь стекает на чёрный ковёр, который буквально поглощает алые капли. Но вместо того, чтобы покинуть вражески настроенную комнату, Эскейп заставляет себя сделать осторожный и маленький шаг вперёд.

Комната живёт своей жизнью. Дышит так, что стены мелко подрагивают. Значит, она волнуется из-за появления чужака. Пытается защитить своё сердце. Но Эскейп уже ничего не остановит. Назад пути нет. Только вперёд! Как долго она мечтала попасть сюда, как долго втиралась в доверие Лореал. И этот день настал. Вот она. Стоит в той самой живой комнате, сражается с ней, хоть и не видно кровавой бойни. Боятся обе. Одна страшится за своё сердце, а вторая — за то, что не получит его. И никто не может вмешаться в их личную борьбу. Эскейп училась терпеть, быть хладнокровной и уметь добиваться своего, а комната - защищать себя. Но даже подготовленная девушка не знала, как выглядит сердце комнаты. Что это? Книга, прочитав которую, становишься бессмертным? Эликсир, выпив который, получаешь всё, что только захочешь? Или до него невозможно добраться? Судя по состоянию Эскейп, так и есть. Это уже не та девушка, что смело вошла в комнату-убийцу. Она сломлена. Не только физически, но и морально. Непонятным образом комната заставляет Эскейп видеть картинки, от которых хочется бежать. От которых хочется укрыться. На теле черноволосой девушки нет ни одного живого места, но разве её учили сдаваться? За семь лет, что она пробыла в школе, девушка забыла это слово. Эскейп рухнула на колени и поползла вперёд на четвереньках, натыкаясь на всевозможные препятствия. Однако, она уже не чувствовала боли, а была ей.

Сердце издавало еле заметное свечение. Светилась банка, стоящая на старом пыльном столе, который находился в самом углу комнаты. В ней и есть сердце. Теперь девушка будет бессмертной. Не без труда открутив крышку, Эскейп во все глаза уставилась на светлячка, вспорхнувшего к потолку. Годами он бился о прозрачные и толстые стенки банки, желая выбраться на свободу. Но девушка не знала, что за бессмертие обещает комната. Бессмертие в заточении. Верёвки опутали её руки, утащив под потолок. Она станет бессмертной, ведь теперь она — сердце Комнаты.

Сердце Комнаты — вечный пленник, обречённый на муки.

@темы: жизнь, фик

23:05 

Ведь я - не я

Когда жизнь налаживается и нет причин, чтобы вешать нос, "они" рядом. Казалось бы, почему ты, ведь тебя окружают тысячи, но отчего-то выбрали тебя. И как бы ты не улыбался и не внушал себе, что всё в порядке, "они" уже рядом. Всегда. Своими тонкими пальчиками они цепляются за волосы, запутываясь в них, острыми кривыми коготками они больно царапают кожу, а их бездонные глаза зорко смотрят в твои, пытаясь собрать в них все кусочки той вселенской скорби, чтобы заставить тебя её почувствовать. Ты уверяешь себя, что "их" нет, но легче от этого не становится. Ты улыбаешься, и вскоре эта улыбка становится маской. Твоей постоянной маской, которая будет скрывать настоящие чувства и засохшие солёные слёзы на щеках, которые ты слишком долго держал внутри себя. Скоро эта маска врастёт в кожу, и даже ты не почувствуешь, когда это произошло. Возможно, ты будешь продолжать думать, что тебе весело, что ты счастлив, но это не так. Никто не сможет объяснить тебе этого, можно лишь почувствовать. Почувствовать то, как "они" проникают внутрь, заполняя каждую клеточку тела собой.

До сих пор улыбаешься «настоящей» улыбкой? Конечно, ведь ты ещё ничего не понял. И боюсь, что нескоро поймёшь. Мне не хотелось бы, чтобы ты повторял моих ошибок, но даже я не могу предостеречь тебя. Никто не может, только ты сам. Но возникает вопрос, как скоро ты поймёшь? Лишь бы было не слишком поздно, как случилось со мной. К сожалению, я нескоро поняла, что променяла детскую улыбку на фальшивую. На нечто, что лишь издали напоминает улыбку. Вблизи это оскал. Гримаса. В ней читается ненависть ко всем, кто не смог помочь, обида на весь мир и желание отомстить. Это защитный механизм, не более. Ведь только так я (или же они?) могу оградить себя от дальнейших неправильных поступков, которые я когда-то совершила. Люди ведутся на мимику и обходят стороной, не замечая несчастный, молящий о помощи взгляд. Это меньшее, что сумело вырваться наружу из-под мешающей полноценной жизни маски, так крепко приросшей к коже. Но эмоций больше. "Они" не позволяют мне рассказать о себе, не позволяют бросить страдальческий взгляд на бывшего друга, не позволяют вымолвить и слова. Я не управляю своим телом, как раньше. К сожалению, я не обращала внимания на то, что я здесь уже не одна. "Их" много. Больше, чем людей на всей планете. Возможно по отдельности "они" ничто, но вместе "они" - сила. И эта сила давит на меня, заставляя прогибаться и подчиняться ей. Подчиняться, чтобы жить? Нет. Чтобы существовать, ведь я уже не живу. Ведь я - не я. И будь я хоть немного решительней, чем есть сейчас, то непременно бы выпрямила спину и скинула "их" со своих плеч. Порвала бы путы, шагнула вперёд и вдохнула полной грудью влажный воздух, устремляясь в густой туман навстречу новой жизни. Но это было бы только начало. Пусть верёвки и петли порваны, пусть наручники и кандалы звонко рухнули на землю, пусть я сама иду вперёд. Однако они не сдаются так быстро. Их связывают узы, которые не позволяют оставить друг друга в беде. Один протянет руку другому, а "он", в свою очередь, подаст её упавшему. И "они" снова будут на мне, снова проникнут внутрь и вонзят когти в сердце, разрывая на большие кровавые куски. И сколько раз я бы не противилась, уже слишком поздно.

Ты хочешь узнать, о ком я? Я скажу тебе, но прежде запомни мои слова. "Они" могут быть ничтожны, а все вместе — захватить контроль над твоим разумом. "Они" - проблемы.

@темы: фик, проблемы, жизнь

23:01 

Один день

Каждый человек по своему уникален. У каждого свой характер, свои предпочтения, своё хобби и свои принципы. Нет двух абсолютно одинаковых людей во всём мире. Да, конечно, Вы можете найти человека, который будет увлекаться тем же, чем и Вы, но если заглянуть чуть глубже, Вы увидите что-то новое для себя. То, что он скрывал, чтобы понравится Вам.

Для примера возьмём трёх совершенно разных людей. Один из них оптимист, второй — пессимист, а третий — реалист. Давайте попробуем представить их реакцию на одно и тоже известие.

Был самый обычный летний день. На улице светило солнце, ослепляя прохожих, которые щурили свои глаза ему в ответ и непроизвольно улыбались. Тридцатилетний мужчина сидел в старом кресле-качалке, то и дело перечитывая недавно полученное письмо. Он курил трубку и пускал ароматный дым. Пару минут назад Джордже узнал, что умрёт завтра. В его голове роилось множество мыслей. Он искал выход из этой ситуации, но увы. Найти то, чего нет, невозможно. Мужчина поднялся на ноги и отложил помятый листочек в сторону. Джордже прошёлся по небольшой комнатке со спёртым воздухом и взглянул на своё отражение в зеркале. Он никогда не жаловался на свою внешность, поэтому слегка улыбнулся сам себе и поправил ворот рубашки. На часах было без четверти девять, и мужчина поспешил на работу. Путь до офиса проходил через рынок. Люди приветливо улыбались, предлагая тот или иной товар и пытаясь заинтересовать покупателей. Джордже был бы рад остановиться и побаловать себя какой-либо безделушкой, но время поджимало, поэтому он зашагал быстрее, стараясь не отвлекаться.
Кабинет как обычно встретил его утренней прохладой и шорохом бумаг на столе. Мужчина удобно устроился за столом и принялся заполнять документы, иногда поднимая свой сосредоточенный взгляд на экран компьютера. Казалось бы, он забыл о том, что сегодня его последний день. Как, спросите Вы. Но его можно понять. Разве Джордже хотелось превращать этот день в страдания? Быть может, легче прожить его так же, как и все, чтобы уснуть с мыслью о том, что завтра уже не наступит. В любом случае рабочий день закончился в шесть вечера, и мужчина не спеша собрался домой. По пути он купил себе горячий кофе и возвращался в квартирку с ели заметной улыбкой на губах, потягивая согревающий в прохладную погоду напиток. Джордже любил латте и никогда не отказывал себе в нём. Как и сейчас.
Мужчина вернулся в пустующую трёхкомнатную квартиру, где его ожидала тишина. Он уселся в своё любимое место, включил телевизор и задумчивым взглядом уставился в потолок. Нет, Джордже не думал о том, что это конец. В его голове копошились мысли о том, что у него много незаконченной работы. Быть может всё оставить и вернуться в офис? Какая глупость. Лучше он закончит всё завтра. Мужчина с удивлением заметил, что кофе выпит, поэтому поставил опустевший картонный стаканчик на край журнального столика и направился к книжному шкафу. Жена Джордже умерла несколько лет назад, и он коротал одинокие вечера с книгами. Детей, как и других родственников, у него не было. Некому позвонить, некому написать, не с кем встретиться. Даже не о ком подумать. Разве что о леди Даглас, что живёт этажом выше. Одним словом добросердечная женщина. Никогда не откажет в просьбе, поможет, чем сможет. Но леди Даглас было уже за шестьдесят, поэтому Джордже предпочитал ей книги. Он вытащил старую пыльную книгу и на этот раз ушёл к себе в спальню. Ночник освещал комнату мягким и приятным для глаз светом. Мужчина положил подушку под спину и открыл книгу на первой странице. Она сразу перенесла его на несколько тысяч километров вперёд в не открытые человечеством дали, где Джордже никогда не побывает. Вскоре его глаза начали слипаться, и мужчина погасил торшер, отложив книгу в сторону.
Будильник буквально разрывался, но никто его не отключал.

Утро было безнадёжно испорчено. Зачем она полезла в этот дурацкий почтовый ящик и вытащила дурацкое письмо? Теперь она весь день будет сидеть дома и плакать в подушку от безысходности. Элизе двадцать пять лет. Она живёт на деньги отца и совсем не работает, так как ей это в принципе не надо. Теперь девушка знает, что завтра умрёт. Что же делать? Можно ли как-то это избежать? Нет! Нельзя.
Элиза поднялась к себе в комнату и рухнула навзничь на кровать. Она обняла своими хрупкими ручками мягкую подушку и всхлипнула, пытаясь сдерживать комок, подступивший к горлу. Но эмоции невозможно было сдержать. Они потоком вырвались из неё рыданиями, содроганием и криками. Можно сказать Элиза находилась в истерике. Девушка молотила кулаками подушку, потом перешла на тумбочку, а когда сил уже не осталось, замолчала.
Самые темные мысли роились в голове двадцатипятилетней Элизы. Прочитав это письмо она лишний раз убедилась в своей ничтожности.
Она даже радовалась этому письму. В этих словах было ее спасение. Ее последняя надежда на то, что все будет хорошо.
Завтра она умрет. Навсегда.
Больше она никогда не увидит людей, у которых все куда лучше, чем у нее. Никогда не выглянет в окно, дабы посмотреть на счастливые семьи соседей, проводящие пикники в своих садах. Никогда не услышит пение птиц, которые будят ее каждое утро. И никто никогда не узреет молодую девушку на улице, которая играет с соседским псом. Элиза любила этого старого трехлапого пса, который бродил сутками по окрестностям.
"Люди даже не заметят", - пронеслось у девушки в голове.
Её родители развелись десять лет назад, и это было первым шагом к её нервному срыву. Элиза любила и отца, и мать одинаково, но мама чётко дала понять, что не хочет жить с дочкой, поэтому девушке пришлось остаться с отцом. А папе она была не очень-то и нужна. Он обеспечивал её всем, но не давал самого главного — любви. Из-за этого Элиза и выросла эгоисткой. А мать девушка больше никогда не видела. Ладно ещё развод, но буквально через пару месяцев в их доме появилась другая женщина. Этого Элиза выдержать просто не могла. Она ушла из дома, но вскоре поняла, что ничего не может и была вынуждена вернуться к отцу. Но его это мало волновало. Живёт и хорошо.
С такими воспоминаниями Элиза и провела свою последнюю ночь. Не с парнем, который ждёт не дождётся утра, ведь у них намечено свидание, не с родителями и с единственной подругой. Со своими мыслями.
Смерть наступила быстро, и девушка ничего не почувствовала. Она лишь в последний раз взглянула на восходящее солнце и замерла.

Темноволосый парень с неким удивлением в глазах вертел в руках конверт, который вытащил из почтового ящика буквально пару секунд назад. Он бы решил, что его положили не туда, если бы не его имя, написанное в строке «кому». Гейб пожал плечами и вернулся к себе домой. Парень взял стеклянную бутылку с лимонадом, сделал пару глотков, а потом ножиком вскрыл конверт. На бумаге были написаны лишь несколько слов: «Завтра ты умрёшь». Реакция Гейба была незамедлительной. Его губы расплылись в улыбке, и парнишка захохотал. Опять чья-то неудавшаяся шутка. Над ним так уже подшучивали друзья, поэтому парнишка не обратил должного внимания.
Гейбу было всего девятнадцать лет. Он закончил школу, поступил в институт и теперь радовался жизни. Хотя, идти по миру с улыбкой — это его жизненная позиция, поэтому письмо ничуть его не расстроило.
Однако ближе к обеду у парня появилось странное предчувствие, поэтому Гейб вновь перечитал предложение, написанное на мятом листике, и взглянул в окно. Если он завтра умрёт, стоит сделать то, о чём он давно мечтал. Первым пунктом в списке было признание в любви самой очаровательной девушке в институте. Её звали Чарли Макклайн. У неё были длинные кудрявые рыжие волосы, изумрудные глаза и веснушки на щеках. Гейб любил её с самого первого дня, но всё не решался признаться, а сейчас терять ему было нечего. Темноволосый парень поднялся на ноги и поспешил к её дому, по дороге купив букет цветов. Он был у двери уже через четверть часа и ждал, пока Чарли откроет ему. Она вышла заспанная, ведь на часах было всего десять с копейками. Девушка с непониманием выслушала торжественную речь однокурсника и смущённо поцеловала его в щёку, после чего сказав, что он очень симпатичный. Гейб был доволен результатом, поэтому вручив прекрасной даме не менее прекрасный букет, отправился в соседнее кафе. Парень с довольным лицом купил кофейный тортик и присел за столик на улице, тут же принявшись за сладкий десерт. Нужно было видеть, с каким лицом он ел этот кусочек. Когда же десерт кончился, Гейб вернулся домой, взяв с первого этажа домашний телефон и по пути в комнату, набирая номер своей мамы. Он не звонил ей уже с месяц, поэтому решил порадовать, пока есть время.
- Алло? - раздался хриплый голос на том конце провода.
- Мам, привет. Это Гейб. Как ты?
- Сынок, привет. Давно ты не звонил. У меня всё хорошо, а как у тебя?
- А у меня ещё лучше! Извини, дел было по горло, еле нашёл минутку.
- Ты у меня такой занятой! Как учёба?
- Всё отлично, учусь потихоньку. Как твоё здоровье?
- Голова часто болит, но врачи говорят, что это пройдёт.
- Всё будет хорошо, мам. Только не волнуйся. Извини, мне пора бежать. Люблю тебя, - выкрикнул парень.
- И я тебя, сынок.
Гейб со внезапной горечью взглянул на телефонную трубку, но тут же встряхнул головой, отгоняя угрюмые мысли прочь. Парень пригласил своих друзей в кафе и провёл там время до самого вечера, совсем позабыв о прочих проблемах и невзгодах.
Темноволосый парень пришёл домой часов в десять вечера. Он переоделся, взял плеер с тумбы и улёгся на старый немного пыльный диван. Гейб вставил наушники в уши и включил музыку. Под приятный голос он унёсся в мир грёз.
Даже на рассвете его безмятежное выражение лица говорило о том, что он жив, на губах красовалась вечная улыбка, и в уголках глаз собралась сеточка морщин.

@темы: характер, смерть, жизнь

Мы все больны

главная